“Газ еще не успел распространить свои смертоносные испарения…” История побега из газовой камеры Освенцима, которая доведет вас до слез

48

bdaeeffdfcffbdcc

 

Он словно потерялся во времени, стоя на углу улиц Гончара и Рейтарской, разложив на узком тротуаре книги для продажи.

Ухоженный мужчина пожилого возраста, небольшого роста с седой бородой, ярко выделялся среди прохожих, погруженных в себя или мобильные телефоны.Своим голосом человек пытается вмешаться в этот бесконечный поток людей, громко зазывая прохожих купить его книги.

Иностранцы его не понимают, а киевляне отвечают, что уже не раз покупали у него книги или, что им не интересна их тематика.Его зовут Вадим Бойко, он прозаик и ему 92 года.

Он автор книг: «Слово после казни», «Если на земле есть ад», «Исповедь казненного», «Незабываемое». Его произведения переводились на русском, венгерском, словацком, французском языках.

Он написал повесть «После казни», о которой Олесь Гончар сказал: «Это единственная книга, которую я читал дважды».Именно в ней Бойко рассказал правду о нечеловеческую жестокость, к которой прибегали в нацистских концлагерях.

Через нее он прошел лично – 16-ти летним юношей, во время массовой осады в селе Селезневка, что на Киевщине, гитлеровцы вывезли его на каторжные работы в Германию. Парень успел побывать в тюрьмах Лейпцига, Берлина, Франкфурта-на-Майне, Дрезден, Бреслау, Гинденбурга, Кройцбурга и Бойтена. Его фотографировали, пытали и снова куда-то отправляли.

Вадим попал в лагерь смерти Освенцим-Аушвиц, где на левой руке ему выбили клеймо – №131161, имел гестапівську сопроводительную карточку «возврату не подлежит». За это время он изучил немецкий и на допросах неизменно повторял одну версию: «Меня, затравленного бездомного, везли на работу в Германию, по дороге я отстал от эшелона.

dffdafbfaafead

Следователи спрашивали: «Как? Разве эшелон не охранялся?»

Отвечал, что на одной из станций, когда часовой отвлекся, я выскочил из вагона и побежал искать воду, потому что ее нам не давали, а меня мучила жажда. Не успел напиться, как поезд тронулся. Мол, боялся, что, если сдамся властям, меня будут бить. Вот и бродяжничал, пока меня не задержали».

Бойко сбежал из газовой камеры.

Историки считают, что это не единственный случай за все время существования концлагеря Освенцим, когда узник сумел оттуда спастись.

За четыре года в газовые камеры и печи крематория Освенцима было отправлено около 5-ти миллионов человек.

Это была новогодняя ночь 1944 года, когда польские подпольщики обесточили концлагерь, а газ «Циклон б» еще не успел распространить свои смертоностні испарения.

Худой, обмороженный, обессиленный, Вадим выбрался из крематория и оказался перед охранником лагеря.

«Я понял, что терять мне нечего, и почувствовал абсолютный покой. Но вместо пулеметной очереди услышал крик эсэсовца:

– Эй, сумасшедший! Ты что здесь делаешь?», – пересказывает Бойко «После казни».

– Я решил прогуляться и поздравить вас с Новым годом, – ответил по-немецки первое, что пришло на ум.

– Спасибо. А тебе не холодно? – смеется немец.

– На земле холодно, а на небе тепло.

– А где ты сейчас: на земле или на небе?

– Между небом и землей.

– Прекрасно! То есть ты висишь в воздухе?

– Конечно. Вы же тоже висите в воздухе. Вы же на вышке.

– Ты кто?

eceeaadadba

Автор – Ирина Сухомлинова, журналист, фотограф.

 

comments powered by HyperComments