06.07.2020

“Газ еще не успел распространить свои смертоносные испарения…” История побега из газовой камеры Освенцима, которая доведет вас до слез

Он словно потерялся во времени, стоя на углу улиц Гончара и Рейтарской, разложив на узком тротуаре книги для продажи.

Ухоженный мужчина пожилого возраста, небольшого роста с седой бородой, ярко выделялся среди прохожих, погруженных в себя или мобильные телефоны.Своим голосом человек пытается вмешаться в этот бесконечный поток людей, громко зазывая прохожих купить его книги.

Иностранцы его не понимают, а киевляне отвечают, что уже не раз покупали у него книги или, что им не интересна их тематика.Его зовут Вадим Бойко, он прозаик и ему 92 года.

Он автор книг: «Слово после казни», «Если на земле есть ад», «Исповедь казненного», «Незабываемое». Его произведения переводились на русском, венгерском, словацком, французском языках.

Он написал повесть «После казни», о которой Олесь Гончар сказал: «Это единственная книга, которую я читал дважды».Именно в ней Бойко рассказал правду о нечеловеческую жестокость, к которой прибегали в нацистских концлагерях.

Через нее он прошел лично – 16-ти летним юношей, во время массовой осады в селе Селезневка, что на Киевщине, гитлеровцы вывезли его на каторжные работы в Германию. Парень успел побывать в тюрьмах Лейпцига, Берлина, Франкфурта-на-Майне, Дрезден, Бреслау, Гинденбурга, Кройцбурга и Бойтена. Его фотографировали, пытали и снова куда-то отправляли.

Вадим попал в лагерь смерти Освенцим-Аушвиц, где на левой руке ему выбили клеймо – №131161, имел гестапівську сопроводительную карточку «возврату не подлежит». За это время он изучил немецкий и на допросах неизменно повторял одну версию: «Меня, затравленного бездомного, везли на работу в Германию, по дороге я отстал от эшелона.

dffdafbfaafead

Следователи спрашивали: «Как? Разве эшелон не охранялся?»

Отвечал, что на одной из станций, когда часовой отвлекся, я выскочил из вагона и побежал искать воду, потому что ее нам не давали, а меня мучила жажда. Не успел напиться, как поезд тронулся. Мол, боялся, что, если сдамся властям, меня будут бить. Вот и бродяжничал, пока меня не задержали».

Бойко сбежал из газовой камеры.

Историки считают, что это не единственный случай за все время существования концлагеря Освенцим, когда узник сумел оттуда спастись.

За четыре года в газовые камеры и печи крематория Освенцима было отправлено около 5-ти миллионов человек.

Это была новогодняя ночь 1944 года, когда польские подпольщики обесточили концлагерь, а газ «Циклон б» еще не успел распространить свои смертоностні испарения.

Худой, обмороженный, обессиленный, Вадим выбрался из крематория и оказался перед охранником лагеря.

«Я понял, что терять мне нечего, и почувствовал абсолютный покой. Но вместо пулеметной очереди услышал крик эсэсовца:

– Эй, сумасшедший! Ты что здесь делаешь?», – пересказывает Бойко «После казни».

– Я решил прогуляться и поздравить вас с Новым годом, – ответил по-немецки первое, что пришло на ум.

– Спасибо. А тебе не холодно? – смеется немец.

– На земле холодно, а на небе тепло.

– А где ты сейчас: на земле или на небе?

– Между небом и землей.

– Прекрасно! То есть ты висишь в воздухе?

– Конечно. Вы же тоже висите в воздухе. Вы же на вышке.

– Ты кто?

Автор – Ирина Сухомлинова, журналист, фотограф.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *