“Потом взять тебя, как кусок мяса”: Диспетчер борделя рассказала шокирующую правду о том, как работает сфера предоставления интимных услуг

71

aedbfcfc

 

Хотя официально в Украине запрещена проституция, по информации правозащитника Павла Скалы, сейчас у нас работают более 80 тысяч секс-работников.

Для поддержки борделей создают специальные колл-центры, которые приводят мужчин к секс-работниц.

Более того, десятки таких диспетчерских в столице обслуживают российских сутенеров.

Одна из операторок, которая работала с московским борделем, согласилась поговорить с «Украинской правдой. Жизни» и рассказать детали.

Приличие
«На собеседовании мне сказали, что работа обычная, диспетчерская. Рассказать о товаре, его характеристики, стоимость, договориться о доставке. Как узнала потом, мой товар — живые люди», — начинает Алина, студентка-второкурсница престижного университета.

На одной из центральных киевских улиц стоит дом. На вид ему не меньше века: лепнина, деревянные двери, гигантские окна. Его почти полностью сдают под офисы.

На втором этаже — колл-центр борделя.

О такой работе не пишут в интернете, разве что в общих чертах: «Требуется диспетчер колл-центра». Ни имен, ни телефонов, ни названий организаций.

Преимущественно звонят сами, спрашивают, нужна работа. Зарплата около 3000 гривен, плюс процент от продаж.

Собеседование стандартная: анкета, вопросы об образовании, опыте работы и интересах.

«Я знала, что проституция существует. Я не знала, что есть целая система, — продолжает Алина. — Не догадывалась ни о чем, пока не начала работать. Сейчас думаю, что вопросы на собеседовании были странные: полная семья? Кто вас удерживает? Спрашивали, имею анкеты на сайтах знакомств и уверена ли я в себе»

Коллеги Алины рассказывали, что таких колл-центров в Киеве десятки, они обслуживают российские бордели

В России диспетчеров «накрывают ментовские облавы», поэтому они работают в Украине — неофициально, под видом рекламных агентств.

На собеседовании потенциальным работницам говорят, что рекламируют массажные салоны, мол, не все услуги приличные, но ничего криминального.

Диспетчер должен лишь помочь клиенту найти салон и выбрать услуги.

«Мне сказали, что это меня не компрометирует, я лишь помогу застенчивым людям получить то, что им нужно. Я растерялась, но подумала, что почему бы и нет, если это меня лично не касается», — рассказывает девушка.

Отвращение

О работе в колл-центре для секс-работниц не расскажешь друзьям.

Девушки врут, что работают диспетчерками в такси, и некоторые признаются — в ближайшее все же сказали правду.

Одна из таких девушек, Оля, говорит, что работать ей даже нравится. Она — рекордсменка диспетчерской из так называемых «мер», то есть количества клиентов, успешно приведенных к секс-работниц.

«Оля думает, что поняла этих извращенцев, — рассказывает о коллеге Алина. — Она обращается с ними, как реальная женщина: слушает, много спрашивает, создает иллюзию полноценных отношений. А потом говорит, что может дать им то, что нужно — любовь и удовлетворение. Так у нее каждый день по пять мужчин и «заходят».

В диспетчерской царит особая атмосфера.

Главная по залу — «коуч» — неустанно повторяет: все мужчины одинаковые, они все животные, им нужно только одно.

В диспетчерок часто сдают нервы, им приходится прикидываться секс-работницами, и не каждой из них это морально под силу.

Тогда коуч уводит их в другое помещение и говорит, что все нормально, здесь все, как в реальной жизни.

«Когда у меня был первый «заход», я разрыдалась от отвращения. Меня отвели на балкон и сказали, что эта работа меня жизнь научит, — удрученно говорит Алина и крепче сжимает сигарету между пальцев. — Они так и говорят: какая разница, как женщине продаться. Или так, или кто-то будет водить по ресторанам, чтобы потом взять тебя, как кусок мяса. Мы просто упрощали эту схему между мужчиной и секс-работницей».

О том, что ей придется сводить мужчин с такими женщинами, Алине сказали в первый рабочий день.

В диспетчерскую новичков подбирают, когда знают, что человеку очень нужна работа и деньги. Тогда сомнений меньше, и работницы реже уходят прочь, когда узнают правду.

Проблемы с деньгами были и у Алины: «Когда я пришла на первую смену, мне сказали: «Мы помогаем оказывать интимные услуги». Повторили, что это все безопасно, никто не узнает, чем я зарабатываю. Не знаю, почему осталась».

Откровенность

Обучение такой работы продолжается несколько дней. На каждом диспетчерском компьютере есть специальные программы, закладки на сайтах, сохранены аккаунты и переписки.

Коуч показывает, как и где надо зарегистрироваться, манеру общения можно подсмотреть в предыдущем переписке.

Каждая девушка в колл-центре создает множество аккаунтов: mail.ru, VK, сайты знакомств.

В каждую анкету добавляют откровенные фото и пишут чужое имя.

В графе «интересы» указывают секс: классический, анальный, оральный, хотя бы раз в день за небольшое материальное вознаграждение.

Дальше все механически — нужно разослать десятки объявлений по группам: «Хочу секса сегодня, писать в приват». Заинтересованные мужчины пишут почти сразу.

Сайты быстро блокируют аккаунты по ключевым словам или за непристойные фото. Поэтому задача диспетчера — перевести разговор в Viber или Whatsapp, где и происходит основная часть работы. По словам Алины, мужчины быстро переходят к делу: просят обнаженные фото и спрашивают, что именно они могут получить за свои деньги. У каждого диспетчера на компьютере десятки фото: обнаженные, в нижнем белье, профессиональные фото проституток и фотографии обычных женщин. Любые откровенные фото из интернета подойдут, чтобы уговорить мужа «зайти». «Почти все хотят видеть фото с лицом, но такие не сбрасываем. Говорим, что бывали случаи, когда знакомые узнавали. На самом деле, какое бы фото диспетчер скинула, все равно секс-работница будет выглядеть иначе», — объясняет Алина. Когда мужчине достаточно фото и переписки, он просит о встрече. В каждом борделе, который обслуживает колл-центр, вовлечены десятки женщин по всей Москве. Диспетчер уточняет, где находится человек. Где бы он не был, она скажет, что находится рядом, а коуч найдет секс-работницу неподалеку. Работа с клиентом заканчивается тогда, когда секс-работница открывает клиенту дверь. Тогда диспетчер отчитывается: «мальчик зашел», и ей засчитывается «запад».ЗвичкаАліна говорит, что расценки у всех секс-работниц одинаковые, дороже только в самых красивых из них. Любой секс и эротический массаж стоят 4 тысячи рублей, то есть около 1700 гривен. Секс втроем — в два раза дороже. За все дополнительные желания клиенты платят еще по 2 тысячи рублей. Большинство мужчин уверены, что общаются с секс-работницей, но все равно звонят, чтобы убедиться — настоящая женщина. «Обычно мужчины знают, что это не бесплатно. Однако иногда мы пишем прямо: «Зайчик, ты же понимаешь, я работаю за небольшое вознаграждение». Некоторые даже знают о существовании диспетчеров и могут сразу сказать: сегодня нужна низенькая, высокая, блондинка, шатенка, в таком районе в такое-то время», — говорит девушка. Между переходом в Viber и «западом» могут пройти часы — нередко диспетчер разговаривает по телефону, прежде чем клиент приедет к секс-работницы. Алина говорит, что вести разговор от ее имени — самая сложная часть работы. «Мне противно, что меня считают секс-работницей. Противно, что воспринимают как предмет для удовольствия. Одни могли ныть часами на работу, на жизнь, на женщин, а могли просто позвонить и прямо в трубку начать мастурбировать. Мне такой попался чуть ли не в первый день, помню, как стало противно, когда он так реагировал на мой голос, — Алина глубоко вдыхает воздух, переводит дух. — Когда я услышала, как он кончил, мне стало жутко». Коуч сразу поняла, что с Алиной что-то не то, и снова отвела ее на балкон. Сказала, если в нее хоть раз были отношения, она должна все понимать. «Диспетчерок уверяют, что на этом построены все отношения мужчин и женщин — если поверить, помогает абстрагироваться и работать дальше. Я поверить в это не смогла».

Елена ҐОРА, специально для УП. Жизнь

 

comments powered by HyperComments